Состоялся ли выбор?

Галкин А.А.

Ответ на поставленный вопрос вряд ли может быть однозначным. Он в решающей степени зависит оценки устоявшихся позиций различных общественных сил, динамики общественного сознания, соотношения влияния тех или иных политически ориентированных групп, возможностей воздействия на ценностные ориентации и поведение основной массы населения. Такая оценка не может быть полностью свободной от специфики ценностных ориентаций самого исследователя. Отсюда и широкий веер ответов, которые можно встретить в научной литературе, а, тем более, в политической публицистике.
Естественно, что и изложенное ниже не свободно от ценностных предпочтений самого докладчика. Единственное, что он может сказать в свое оправдание, это сослаться на искренние усилия минимизировать влияние этих предпочтений.
В рамках отведенного времени есть возможность остановиться лишь на трех, но наиболее важных вопросах. Во-первых, на выборе, к которому пришла российская властвующая элита. Во-вторых, на том, как относится к этому выбору основная масса населения. В-третьих, в какой мере выбор, сделанный властвующей элитой, гарантирует принятие его страной в целом в качестве стратегического маршрута развития.
Направление политического процесса последних лет позволяет прийти к выводу, что основная, а, следовательно, определяющая часть властвующей элиты достигла консенсуса в отношении предпочтительной общественной, в том числе политической системы. Определяющие черты этой системы, заложенные еще в 90-е гг. ХХ в.: 1) доминирование немногочисленных групп собственников, обогатившихся в результате присвоения значительной части общественного богатства и действующих в условиях усеченного рынка; 2) обеспечение политических позиций этих групп методом «управляемой демократии», предполагающим концентрацию властных полномочий в политических верхах общества при одновременном сохранении формальных демократических институтов и процедур.
Приемлем ли этот выбор для основной части населения? Было бы неверным отрицать, что в России существуют ныне и неэлитные (в том числе около элитные) группы, по ряду причин поддерживающие названный выше выбор. По разным подсчетам они составляют около 20% граждан страны. Но существуют еще около 80%, для которых выбор еще далеко не очевиден.
Судя по поступающим данным, их позиция определяется следующими обстоятельствами.
Во-первых, размыванием политического доверия, оказываемого утвердившемуся режиму.
Решающую предпосылку более или менее нормального функционирования общественной системы образует такое состояние массового сознания, при котором институтам политической власти и руководящим ими лицам делегируется определенная сумма полномочий, позволяющая реализовать властные функции. Иными словами, общество оказывает власти политическое доверие. Политическая система, сложившаяся в России в 90-е гг., и опирающийся на нее режим возникли в результате отторжения обществом прежнего общественно-политического устройства, растерявшего кредит доверия, полученный в 1917 году. Однако полученный политический капитал был по своей сути заемным. Для его сохранения и приумножения нужно было руководствоваться не только своими представлениями о «должном» и «полезном», но учитывать настроения и чаяния основной части общества, идти навстречу ее интересам.
На практике же политический капитал был воспринят новыми правителями как «карт-бланш» на проведение серии волюнтаристских общественных экспериментов в духе западных неолиберальных теорий, далеких от российских реальностей. Список истинных и мнимых прегрешений и ошибок, повисших тяжким грузом на власти, - прямой результат ее исходных позиций.
Поскольку политика, проводимая в 90-е гг., подавалась как демократическая, ее негативные результаты сказались на отношении российского населения к демократии и демократическому (безотносительно - усеченному или полному) общественному устройству. В этом же направлении действовало еще одно обстоятельство. По мере того, как увеличивалась дистанция во времени, восприятие общественным сознанием негативных аспектов недавнего прошлого стало покрываться психологической патиной. Серьезные прорехи сегодняшнего дня стали пробуждать во многих людях ностальгические чувства.
Конечно, разочарование значительной части населения в политическом режиме нельзя отождествлять с решительным поворотом общества от демократии к авторитаризму. Тем не менее, вера российских граждан в моральные основы демократии, в эффективность демократических институтов была, несомненно, поколеблена. Соответственно, возрос интерес к авторитарным формам правления.
Сейчас для системы ценностей, свойственной большинству тех, кто склоняется к авторитаризму, характерны следующие ключевые понятия:
Во-первых, стремление к безопасности, понимаемой как готовность и способность власти справиться с захлестнувшей Россию криминальной волной, обеспечить гражданам защиту от своеволия чиновничества, неформальных вооруженных формирований, положить конец межнациональным конфликтам.
Во-вторых, ориентация на законность, трактуемую как стабильный порядок, при котором обеспечены преемственность и нерушимость юридических актов, гарантированы права собственности, поставлены пределы коррупции, поразившей управленческие структуры.
В-третьих, ставка на державность, отражающая чувство оскорбленного национального (государственного) достоинства и предполагающая проведение политического курса, способного положить конец попыткам дальнейшего дробления Российской Федерации, попранию интересов России на международной арене.
В-четвертых, склонность к традиционализму, ориентированному на социокультурные особенности России, исторически сложившийся в ней образ жизни.
Нетрудно доказать, что увязка этих ценностей с авторитаризмом как формой организации общественной жизни чисто внешняя. Вполне возможна демократическая власть, которая отвечала бы этим политическим ценностям, реализовала бы их позитивное содержание. Но если власть, называющая себя демократической, не в состоянии обеспечить гражданам нормальные условия существования, отстоять общенациональные интересы и ценности, навести в стране должный порядок на базе, пусть консервативно окрашенных, но вполне нормальных, естественных потребностей, то стремление к эффективному управлению общественными процессами обретает авторитарную ориентацию.
В такой обстановке все больше людей уповает на «твердую руку», готовую и способную решить накопившиеся проблемы.
Правда, есть все основания считать, что авторитарный поворот в политическом развитии России не является ни фатальным, ни необратимым. Его следует рассматривать как наглядное проявление кризисного состояния массового сознания, в основе которого лежит дезориентация значительной части общества. Тем не менее, очевидно, что модель маршрута, которую предлагает обществу властвующая элита, вряд ли может рассчитывать на необходимую массовую поддержку.
Вместе с тем бросается в глаза и то, что несогласие большинства общества с выбором, сделанным властвующей элитой, проявляется, по преимуществу, в пассивной форме. Причины этого требуют еще дополнительного изучения. Предварительно можно указать лишь на некоторые обстоятельства:
Первое связано с утвердившейся последние десятилетия неприемлемостью для большинства российских граждан любого рода насильственных действий, которые могли бы вызвать полный распад властных структур, анархию, вооруженное противостояние социальных и национальных групп. Исторический опыт, зафиксированный в общественном сознании, вызвал у населения России стойкое убеждение в том, что такие действия не принесут с собой решения назревших проблем, но лишь существенно ухудшат условия его существования. Поэтому до тех пор, пока власти в своей политике не переходят границы, за которыми терпеть уже физически невозможно, основная масса граждан - вне зависимости от ее отношения к правящим политическим силам - не выйдет за конституционное поле.
Второе обусловлено отчуждением между верхами и низами, ставшем, по ряду исторических причин, неотъемлемой составной частью общественной ситуации в России. В сознании большинства российских граждан укоренилось убеждение, что верхи ни при каких обстоятельствах не будут считаться с интересами населения, и поэтому любые усилия не в состоянии дать позитивных результатов.
Исходя из чисто внешних показателей, отношение большинства российских граждан к политическим институтам, и режиму в целом, можно определить как отчужденно-пассивное. Однако такая безоговорочная оценка была бы неверной. В обществе накопился большой потенциал не только социального недовольства, но и скрытой гражданской активности, который пока не находит адекватного выхода. Поэтому политическая и гражданская отстраненность, о которой так много пишут в специальной литературе, представляет собой явление крайне неустойчивое. Небольшие колебания социально-экономической или политической ситуации могут мгновенно преобразить эту отстраненность в активизм, в том числе в самых острых формах. Если это произойдет, то крайне важно, чтобы возрожденный активизм реализовался в правовом поле, по каналам гражданского общества, через его институты, а не перехлестнул их.
В состоянии ли властвующая элита преодолеть сопротивление значительной части общества и навязать ему собственную волю? В политических кругах последнее время получило распространение убеждение, что современные политологические технологии, подкрепленные давлением средств массовой информации, при надлежащем их использовании позволяют добиться любого необходимого результата. Представляется, однако, что это убеждение покоится на иллюзии.
В разных странах, при различных обстоятельствах восприимчивость общества по отношению к импульсам, поступающим «сверху», различна. Иногда, при достаточно гармоничных отношениях между политическими институтами и гражданами, она бывает сравнительно высокой. Возможны, однако, ситуации, при которых верхушечные импульсы просто отвергаются. Это происходит главным образом тогда, когда государственные институты, игнорируя ценности, утвердившиеся в обществе, пытаются насильно навязать ему свое видение, свои решения. В таких случаях оно действует наподобие батута. Чем сильнее давление, тем интенсивнее отбрасывающая энергия.
Представляется, что к России это относится в первую очередь.
Опубликовано: 20.01.06